10 Февраля

О подвиге лыжников, севский рейд

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ НАШИМ ЗЕМЛЯКАМ ПОГИБШИМ И ПРОПАВШИМ БЕЗ ВЕСТИ В ХОДЕ «СЕВСКОГО РЕЙДА»

29 отдельная лыжная бригада

(c 12 сентября 1942 г. по 7 мая 1943 г., входила в состав 2-го гвардейского кавалерийского корпуса)

 
29 отдельная лыжная бригада (29 отдельная Новосибирская лыжная бригада) начала формирование 12 сентября 1942г. в г. Барабинск Новосибирской обл. согласно Постановления ГКО №2218сс от 28 августа 1942 г. Сформирована 23 декабря 1942г.,  в действующей армии с 9 февраля 1943г. до 7 мая 1943г. в составе конно - стрелковой группы участвовала в Севском рейде, боях на Центральном фронте недалеко от г. Севск. Расформирована 7 мая 1943 года.

Бригада формировалась в основном из уроженцев Новосибирской обл. и Башкирии. Всего 2568 человек. 

15 января 1943г. отправлена на фронт. Прибыла 9 февраля на ст. Ефремово. По прибытию на фронт 16 февраля включена в конно стрелковую группу Центрального фронта. Конно-стрелковая группа включала в себя 2-й гвардейский кавалерийский Доваторский корпус (которым, к этому времени, командовал генерал Крюков В. В.) в составе 3-й гвардейской Кубанской, 4-й гвардейской Ставропольской, 7-й Уссурийской кавалерийских дивизий (еще не прибывшей), а также 28-й Алтайской, 29-й Новосибирской и 30-й Омской лыжных бригад.

Конно стрелковой группе предстояло участвовать в глубоком рейде по вражеским тылам, от Севска до Смоленска.

Согласно директиве Ставки ВГК№ 30043 НА НАСТУПЛЕНИЕ С ЦЕЛЬЮ ВЫХОДА В ТЫЛ РЖЕВСКО-ВЯЗЕМСКО-БРЯНСКОЙ ГРУППИРОВКИ ПРОТИВНИКА от 6 02.1943

«С целью дальнейшего развития успеха Брянского и Воронежского фронтов и выхода в тыл ржевско-вяземско-брянской группировки противника Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. К 12.02.1943 г. сосредоточить 2-й кавкорпус с тремя лыжными бригадами, двумя тп — в районе Черемисиново;
2. Конно-стрелковую группу Крюкова развернуть на левом крыле и направить через Новгород-Северский, Старый Быхов, Могилев, где переправиться на западный берег Днепра и, обеспечив за собой переправы, выйти в район Орши.
3. По выходе армий фронта на линию Брянск, Гомель главный удар нанести через Климовичи, Хисловичи на Смоленск с задачей захвата района Смоленска и отрезания путей отхода вяземско-ржевской группировки противника.»

По прибытию на ст Ефремов вместе с 28 и 30-й лыжными бригадами совершила марш в район с. Белые Берега в условиях бурана. Части 65-ой армии генерала Батова продвинулись на 30-60 км и перешли к обороне. На левом фланге успешно действовавшая 115 стрелковая бригада полковника Н.Н. Санковского прорвала оборону, и в прорыв устремились лыжники, кавалеристы конно-стрелковой группы генерала Крюкова и танкисты 2ТА.

В каждом населенном пункте под Севском Брянской области воздвигнуты памятники советским воинам. Но нет памятника лыжникам и кавалеристам конно-лыжной группы генерала Крюкова, которой была придана 29-я отдельная лыжная бригада, погибшим здесь в стылом марте 1943 года. Долгие годы о героической гибели кавалеристов и лыжников под Севском не вспоминали. Виной тому стала "неудобная" биография командира 2-го гвардейского корпуса генерала Крюкова. Генерал-лейтенант Крюков был лучшим другом маршала Жукова и когда в 1948 году начались гонения на маршала, то пострадали в первую очередь его друзья. 18 сентября 1948 года генерал-лейтенант Владимир Крюков был арестован в Москве, а спустя десять дней в городе Казани была арестована его жена - исполнительница русских народных песен, заслуженная артистка РСФСР Лидия Русланова. Может быть, именно поэтому долгое время замалчивалась информация о «Севском рейде».

Начало «Севского рейда»

Начало 1943 года. Закончилась Сталинградская битва. Верховное командование решает преподнести немцам еще один «котел» по типу Сталинградского. Суть планов: ударом через Курск, Севск на Брянск и Карачев окружить крупнейшую Орловскую группировку фашистов. Основная масса войск, высвободившихся из-под Сталинграда, из резервов и снятые с разных участков Западного фронта, выгружалась в Ливнах, Ефремове, Ельце. Их путь лежал на запад, к Дмитриев-Орловскому, Севску, станции Комаричи. Шли войска 2-й танковой армии, 65-й армии генерала Батова, 60-й армии генерала Черняховского, 70-й армии войск НКВД, отдельные полки, лыжные, стрелковые, морские бригады. Походным маршем, преодолев 400-500 километров в январские морозы, в пургу и февральские метели, по дорогам, пробитым танками в двухметровых сугробах. Порою и без дорог, сшибая во встречных боях подходившие немецкие дивизии, освобождая города и села Курской и Орловской областей. Больше всего алтайских, новосибирских и омских лыжников погибло на Брянщине в марте 1943 года в ходе Севского рейда. В операции участвовала 28 Алтайская отдельная лыжная бригада, сформированная в Алейске, 29 Новосибирская лыжная бригада, сформированная в Барабинске и 30 Омская отдельная лыжная бригада, сформированная в Калачинске.

Взятие города Севска

Конно-стрелковая группа включала в себя 2-й гвардейский кавалерийский Доваторский корпус (которым, к этому времени, командовал генерал Крюков В. В.) в составе 3-й гвардейской Кубанской, 4-й гвардейской Ставропольской, 7-й Уссурийской кавалерийских дивизий, а также приданных 28-й Алтайской, 29-й Новосибирской и 30-й Омской лыжных бригад. Причём 7-я кавалерийская дивизия перебрасывалась с Дальнего востока и ещё находилась в пути.

1 марта наши войска освободили первый населённый пункт Севского района - село Доброводье. 3-я гвардейская Кубанская казачья дивизия из 2-го корпуса и 29-я лыжная бригада продвигались в сторону села Хинель. 4-я гвардейская Ставропольская казачья дивизия из 2-го гвардейского кавкорпуса и 11-й танковый корпус из 2-й танковой армии выдвинулись к Севску. Около 19 часов казаки и танкисты подошли к юго-восточной окраине города. На этот момент Севск обороняли части108-й венгерской легкопехотной дивизии и 4-й полк бригады Каминского, печально известной как Русская Освободительная Народная Армия (РОНА) из «Локотской республики». Далеко за полночь танкисты и казаки освободили Севск.

Дальше было приказано двигаться на Украину. "Бушевали метели, морозы. Потом началась оттепель, а мы в валенках и целую неделю шлепали, и ночевали, и спали. Попробуйте в валенках, они же не высыхали. Обмотаешь чем-нибудь, в шапку сунешь ноги, к лошади прислонишься, ее положишь набок, и ночь так: спишь или нет. Но мы были молоды тогда. Сейчас я и такие, как мы, не выдержали бы. А тогда были пацаны, ребятишки. Когда у тебя лошадь, то каждый день надо было думать и о том, чем ее накормить и напоить", - вспоминает в письме в военный комиссариат Алтайского края Григорий Мирошников, председатель Совета ветеранов 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, которому были приданы 28-я Алтайская, 29-я Новосибирская и 30-я Омская лыжные бригады.

2 марта войска разделились на две части. Танкисты, взяв Суземку и Середина-Буда, повернули на север на Брянск, а кавалеристы с лыжниками продолжили наступление на запад к реке Десне, имея приказ перерезать железную дорогу Брянск - Конотоп. Противник принимал меры, чтобы не допустить распространения прорыва нашей конницы. 8-й венгерский корпус оборонял железную дорогу, а для разгрома конногвардейцев немецко-фашистское командование спешно подтянуло 1-ю кавалерийскую дивизию СС. Генерал Крюков решил силами 4-й и 3-й гвардейских кавалерийских дивизий взять вражескую конницу в «клещи» и уничтожить ее на марше в невыгодных для противника условиях. Выполняя приказ командира корпуса, кавалерийские полки пропустили вражескую конницу мимо себя и с двух сторон атаковали. Произошёл редкий для второй мировой войны случай - сабельный бой кавалерийских соединений. Понеся значительные потери, эсэсовская конница отошла.

После успешного боя 2-й гвардейский кавкорпус продолжил наступление. Уже позже, оставшиеся в живых кавалеристы назовут это наступление Севским рейдом. К середине марта 1943 года из-за отставания тыловых частей и снабжения, воевали в основном трофейным оружием. За 7 дней наступления кавалеристы и лыжники разрушили все немецкие коммуникации, мосты, склады на протяжении более 100 км на запад от Севска. Была выведена из строя железная дорога Москва-Киев от Хутора Михайловского до Суземки. Были уничтожены все немецкие гарнизоны и базы. Пришел час расплаты и возмездия для немецких и венгерских карательных частей, предателей всех мастей, творивших зверства на Брянской и Украинской земле.

7 марта, на рассвете, 3 и 4 кавалерийские дивизии с боями вышли к Десне на рубеже Белая Березка - Новгород Северский, выполнив тем самым поставленную перед ними задачу. Отставшие лыжные бригады подтянулись к конникам и закрепились на отведённых для них рубежах. Протяжённость линии фронта, занятой конно-стрелковой группой, составила около 150 километров на рубеже Знобь Трубчевская - Очкино - Ивот - Вовна - Калиевка - Шатрище - Марчихина Буда.

Однако выполнение поставленной задачи частями Крюкова явилось единственным значительным успехом Центрального фронта. Противник, подтянув высвободившиеся из-под Ржева танковые и пехотные дивизии 9-й армии генерала Моделя, смог остановить продвижение 2-й танковой армии на рубеже реки Усожа, а 65-я и 70-я армий завязли в тяжёлых боях на подступах к Комаричам и Дмитровску-Орловскому. К.К. Рокоссовский сделал доклад в Ставку о невозможности продолжать наступление на Брянск-Смоленск и 7-го марта перед Центральным фронтом была поставлена новая задача - наступать в северном и северо-восточном направлениях силами 21-й,70-й и 2-й танковой армий, помогая Брянскому фронту в разгроме орловской группировки врага.

В это время немецкие войска под командованием Манштейна нанесли мощный удар по Воронежскому фронту. 14 марта они захватили Харьков и продолжили наступление на Белгород. Ставка для ликвидации этой угрозы сняла 21-ю армию с Центрального фронта и передала её Воронежскому фронту, тем самым, лишив Рокоссовского последних резервов. До 21 марта 65-я, 70-я и 2-я танковая армии Центрального фронта втянувшись в бои всеми своими силами безуспешно пытались прорвать немецкую оборону севернее и северо-восточнее Севска. В связи с этим, ни развить, ни закрепить успех конно-стрелковой группы Крюкова было нечем. Между тем, понимая, какая угроза нависла над коммуникациями группы армий «Центр», немецкое командование накапливало силы для нанесения фланговых ударов с целью окружения конников и лыжников. В спешном порядке на станции Новгород - Северского была выгружена полнокровная 4-я танковая дивизия, которая по численности превосходила всю конно-стрелковую группу. Подошли части 45, 72 немецких пехотных, 102, 105, 108 венгерских легко-пехотных дивизий; из-под Ржева автотранспортом и по железной дороге перебрасывались лыжные батальоны.

8 марта фашистские войска начали наступление из Новгорода - Северского на боевые порядки частей конно - стрелковой группы генерала Крюкова. Первые боевые действия немецкие части завязали с подразделениями 29-й лыжной бригады за крупный населённый пункт Ивот. Получив достойный отпор, противник произвел перегруппировку войск, подтянул танки и при поддержке авиации 10 марта нанёс по 29-й лыжной бригаде удар всей своей мощью. За один день ожесточённых боёв лыжники потеряли у деревни Ивот около 500 погибшими и до 1000 - раненными. Понеся такие потери, бригада была вынуждена отступать в направлении населённых пунктов Марчихина Буда и Хинель. Учитывая, что численность бригады изначально была 3 тыс человек, и бригада несла потери во время наступательных боев, то получается бригада в бою под Ивотом потеряла почти весь боевой состав.

11 марта на рассвете фашисты нанесли удар на село Вовна, которое оборонял 12-й гвардейский полк 3-й гвардейской Кубанской кавалерийской дивизии.Командующий фронтом, понимая угрожающее положение в котором оказалась конно-стрелковая группа, отдал приказ на её отход к Севску. Но было уже поздно. 2-й гвардейский кавкорпус и лыжные бригады оказались в глубоком окружении. Начались тяжелейшие оборонительные бои.

Оборона Севска

Пробиваясь к Севску, части генерала Крюкова вели боевые действия в виде манёвренной обороны. Оставляя заслоны на промежуточных рубежах, вели тяжёлые бои, изматывали и обескровливали крупные силы врага, нанося ему жестокие удары. Днём кавалеристы и лыжники держали оборону, а ночами устремлялись на танки, вырываясь из окружения.

30-я Омская лыжная бригада отошла к Севску первой, оставив один батальон для прикрытия в посёлке Суземка. Этот батальон, выполнив задачу, при отходе был раздавлен немецкими танками вместе с обозом и оружием.

29-я лыжная Новосибирская бригада, отходя через Хинель, попала в окружение, понесла в боях большие потери, прорвалась и вышла в расположение 112-й стрелковой дивизии. Сама 112-я дивизия, выстояв 13-15 марта в тяжёлых боях под Лемяшовкой, чтобы избежать окружения, отошла на рубеж Малая Витичь - Прилепы.

Командующий Центральным фронтом генерал Рокоссовский, понимая тяжесть сложившейся обстановки, передал 11-ю отдельную гвардейскую танковую бригаду из 2-ой танковой армии в подчинение генералу Крюкову для прорыва окружения.

16 марта наши части начали выходить из окружения. 11-я гвардейская отдельная танковая бригада пробила в кольце окружении «окно» в районе села Светово, через которое вышли 3-я гвардейская кавалерийская дивизия, 28-я Алтайская лыжная бригада и присоединившиеся к ним несколько партизанских отрядов из Хинельских лесов.

Вырвавшейся из окружения конно-стрелковой группе, Командующий фронтом поставил задачу оборонять город Севск.

20 марта на рассвете немцы севернее Севска атаковали Новоямское и Стрелецкую Слободу, которую обороняли 248-й и 249-й полки 7 кавалерийской дивизии. В ожесточённом бою полки, совместно с приданными танками 160-й танковой бригады, уничтожили прорвавшиеся танки и пехоту врага и к вечеру восстановили первоначальное положение.

21 марта на этом участке фронта к фашистам подошли свежие части. Танки и с ними десант усилили натиск на наши позиции. Кавалеристы стойко сдерживали врага и только после трех отраженных кровопролитных атак, по приказу командира дивизии полковника Смирнова, отошли за реку Сев в посёлок Рождественский.

В этот же день 115 отдельная стрелковая бригада полковника Санковского, отступая от реки Усожа под большим давлением врага, отошла к селу Шведчики. Восточнее, на границе Комаричского района с тяжёлыми боями отошла 60-я стрелковая дивизия. Генерал Крюков, оценив возможность прорыва обороны 115 бригады и окружения города с севера, перебросил на помощь Санковскому 16-й гвардейский Добровольческий полк 4-й гвардейской кавдивизии полковника Агеева. К вечеру немцы все же ворвались в Шведчики. Остатки 1, 2 и 4-го батальонов 115 стрелковой бригады до утра удерживали южную половину села, а затем под натиском врага оставили свои позиции.

22 марта 115-я стрелковая бригада, 16-й гвардейский кавалерийский полк и танкисты 160-й танковой бригады предприняли попытку выбить немцев из Шведчиков обойдя село с севера. Посажанные на танки группы автоматчиков ворвалась в Шведчики и вытеснили противника к центру села. Но немцы контратаковали подоспевшими свежими силами. Эту атаку наши подразделения сдержать были не в силах, они оставили Шведчики.

Своими действиями 115 стрелковая бригада оттянула на себя большие силы врага, тем самым, облегчив оборону Севска. В ночь на 22 марта части 3-й гвардейской кавалерийской дивизии, 30-й лыжной бригады и 11 отдельной гвардейской танковой бригады, внезапной атакой захватили штаб и сожгли танки 33 гренадёрского танкового полка, уничтожили прорвавшихся в центр города автоматчиков и отбросили на несколько километров от Севска немецкие и венгерские части.

Не добившись успеха, немецкое командование решило атаковать Севск с юго-запада. И основной удар пришёлся на 28 Алтайскую лыжную бригаду, прикрывавшую подступы к городу с юго-запада. Рота младшего лейтенанта Мезенцева, приняла удар на рубеже деревни Сосница и полегла там полностью. Алтайская бригада держалась до конца 3 дня и почти вся погибла на ближних подступах к Севску в окрестных деревнях Сосница, Ручеёк, Липница, Горартель, Косицы. Генерал Крюков бросил на помощь 28-й бригаде резервный 11-й гвардейский полк 4-й гвардейской кавдивизии.

23 марта немцы нанесли 2 удара: - с севера - на отошедшие к посёлку Рождественский полки 7-й кавдивизии; - и с северо-востока в обход 115 стрелковой бригады, где между ней и 60-й стрелковой дивизией образовался разрыв и обороняющихся войск не было. 2-й и 248-й кавалерийские полки 7-й кавалерийской дивизии, несмотря на огромные потери, стояли «на смерть» в посёлке Рождественский. Линия фронта разделила этот посёлок на две части. Но, несмотря на бесчисленные атаки гитлеровцев, кавалеристы не отступили ни на шаг.

Для ликвидации угрозы окружения города с севера, Командующий фронтом генерал Рокоссовский перебросил юго-восточнее Шведчиков 181-ю стрелковую дивизию из 70-й армии. Эта дивизия во встречных боях понесла огромные потери, но смогла сдержать обходной удар врага, Только за 3 дня боёв, с 23 по 25 марта,181-я дивизия потеряла погибшими около 1000 человек и более 1500 - раненными.    Немцам не удалось прорвать оборону ни с севера, ни с юга Севска. Ожесточенные бои продолжались еще 3 дня. Непрерывные атаки вражеских танков и пехоты на город чередовались с налётами по 18-25 самолётов и непрекращающимися сутками обстрелов тяжёлой артиллерией и 6-и ствольными миномётами. Отрезанные от своих рекой и простреливаемой насквозь долиной реки Сев, защитники города остались без подвоза боеприпасов. Отбивались в основном трофейными 50 и 75 миллиметровыми орудиями и оставшимися шестью танками 11-й отдельной гвардейской танковой бригады. Ряды защитников города таяли. Кого удалось, похоронили в братских могилах в центре у Собора, у ветряной мельницы, у спиртзавода. Из отчёта командира 3-й гвардейской кавалерийской дивизии генерала Ягодина видно, с каким ожесточением немцы атаковали город и с каким мужеством и героизмом оборонялись его защитники: «… До 26 марта части дивизии отразили в общем до 25-30 контратак втрое превосходящего противника и в первую очередь танки. Боеприпасы поступали с перебоями. Ведя непрерывные бои, днём и ночью, части стали изматываться и в полках к 25 марта было уже живой силы активной по 50-75 человек в каждом. Противник, используя лунные ночи, не прекращал активных действий и ночью…».

В ночь с 25 на 26 марта немцы начали наступление южнее Севска из района деревни Обжи на полностью обескровленные 28-ю лыжную бригаду и 11-й гвардейский кавалерийский полк 4-й гвардейской кавдивизии. К утру 26 марта противник занял Новую поляну, а к вечеру село Дубки, создав угрозу окружения города с юго-востока. Для предотвращения окружения Командующий Центральным фронтом генерал Рокоссовский ввёл в бой, прямо с марша, переданный из Брянского фронта 19-й танковый корпус, который на рубеже реки Сев в районе села Погребы остановил продвижение врага.

26 марта немцы начали самую мощную атаку на Севск. Защитники города держались из последних сил. Из отчёта генерала Ягодина: «… Полки дрались как львы, много героических подвигов совершили бойцы и командиры в борьбе с танками врага. Никто не отступил под натиском противника численностью до 1,5 полков пехоты с 40-45 танками…». В ночь на 27 марта на город устремились десятки немецких огнеметных танков, выжигая все вокруг. Город горел, снег растаял полностью. Довершали разгром самоходки и пехота врага. Сплошной линии не существовало, оборона распалась на отдельные очаги в развалинах и подвалах разрушенных каменных купеческих домов. Замолкли несколько подбитых танков, превращенных в огневые точки. Из отчёта генерала Ягодина: «… В 20.30 противник подтянул тяжёлые огнемётные танки и стал буквально выжигать героев-бойцов и командиров, оказывавших героическое сопротивление из домов, чердаков и ДЗОТов. В полках остались единицы командиров взводов и командиров эскадронов. Наши подбитые танки, использованные как неподвижные огневые точки, в количестве 8 штук были уничтожены. Осталась одна подбитая пушка, стреляющая подкалиберными снарядами. В 11-й гвардейской танковой бригаде в городе остались три танка Т-34. Противник пьяный, озверелый стал жечь город огнемётами, зажигательными снарядами. Весь город был охвачен пламенем и представлял из себя огромное пожарище…»

К утру 27-го марта Севск защищать стало некому. Большая часть кавалеристов 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, лыжников 30 бригады и танкистов 11 отдельной гвардейской танковой бригады погибли. Небольшая часть вырвалась и заняла оборону по реке Сев. Во второй половине дня была предпринята попытка город вернуть. Налетевшие два десятка наших штурмовиков добавили к полыхавшим в городе пожарам множество костров от зажженной немецкой техники. Вот как этот последний бой описывает заместитель политрука эскадрона 16-го гвардейского кавалерийского полка: «…Остатки моего полка и лыжно-стрелковой бригады, человек 140-150, собрались в глубокой балке и двинулись бегом в обход Севска, почти занятого немцами, и со стороны реки ночью ворвались на высокий берег в город, схватившись врукопашную. Четыре часа непрерывного боя. Отбили одну улицу, вторую. Но подошли немецкие огнемётные танки, выжигая всё вокруг. Город горит. Самоходки бьют в упор, превращая купеческие дома в груды кирпича, хороня под ними казаков и сибиряков-лыжников. Удары танковых пушек, треск пулемётов и автоматов, разрывы мин и гранат, человеческие крики и гул пожара слились в непрерывный грохот. Даже скрежет летящих куда-то вдаль реактивных снарядов «Катюш», бивших с дальних высоток, не может его заглушить. А патроны и гранаты кончились. Ползали, изымая остатки у убитых - своих и немцев. Пришлось отходить за речку на Юрасов Хутор. Здесь на залитом водой льду реки Сев могла завершиться моя жизнь: пуля (или осколок) переломила пополам висевший на груди автомат ППШ. А я, живой и невредимый, пришел в Хутор с карабином, подобранным рядом с погибшим солдатом…»

Вот как закончил свой отчёт о боях за Севск генерал-майор Ягодин, командир 3-й гвардейской Кубанской кавалерийской дивизии: «в полках уцелело по 25-30 человек. И то, в основном, расчеты минометов. Люди смертельно уставшие, но готовые выполнить любое задание…».

Оставшиеся в живых конники 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, перейдя реку Сев, заняли оборону по её берегу у Юрасова Хутора. Остатки 30-й лыжной бригады отошли на северо-восток к посёлку Рождественскому в расположение 7-й кавалерийской дивизии. 30-я омская лыжная бригада полковника Акимочкина, численностью 2947 человек к началу марта 1943, была самой молодой на Центральном фронте. Ротами и батальонами в бригаде командовали младшие лейтенанты и лейтенанты. Состояла сплошь из 18-19 летних, призванных на войну в конце 42 года из городов и районов Омской области и дополненных командами шахтеров из городов Березники Пермской области и Александровска-на-Сахалине. Эти ребятишки полегли почти все в полях и перелесках, на улицах выжженного города, бросаясь с гранатами под танки, в рукопашных на высоте 216,2 ,по нескольку раз на день переходящей из рук в руки, стертой наполовину многодневными бомбежками. Из донесений о боевых потерях 30-й лыжной бригады следует, что около 2000 её бойцов погибли в Севске и на его окраинах. Выжившие лыжники 28-й Алтайской бригады с остатками 11-го гвардейского кавполка 4-й гвардейской кавдивизи закрепились юго-восточнее Севска на рубеже Сенное-Погребы. В документах 28-й лыжной бригады сохранились сотни фамилий и обратных адресов алтайцев, павших на ближних подступах к Севску. Окрестные деревни Сосница, Ручеек, Липница, Горартель, Косицы, Дубки окраины Севска стали местом их подвига и гибели. От бригады в три тысячи человек, в живых осталось чуть более трёхсот.

28-я Алтайская, 29-я Новосибирская и 30-я Омская лыжные бригады из-за огромных потерь были расформированы, а личный состав влился в другие подразделения.   В каждом населенном пункте Севского района воздвигнуты памятники воинам частей 65-й, 60-й и 2-й танковой армий, освобождавших эти места в августе 43-го. Но нет памятника лыжникам и кавалеристам из конно-стрелковойой группы генерала Крюкова, погибшим здесь в стылом марте 43-го, ценой жизни остановившим немецкие и венгерские дивизии.

Вокруг Севска бои продолжались до середины апреля. Немцы понесли огромные потери, некоторые венгерские части вообще перестали существовать. Противник выдохся, оборона стабилизировалась. В конце месяца закончились бои на всем Центральном фронте. И образовалась знаменитая Курская дуга, своим выступом и границей прошедшей рядом со старинным, полностью сожженным и разрушенным Севском. Образовалась очень дорогой ценой. В боях с 1 по 27 марта 1943 года в конно-стрелковой группе генерала Крюкова погибли более 15 тысяч кавалеристов и лыжников. Каждый метр улиц Севска обильно полит их кровью. Большинство погибших конников и сибиряков-лыжников похоронены на местах боев в окопах и воронках. И нет над большинством из них ни надгробных плит, ни обелисков, ни даже могильных холмиков, да и сами места захоронений почти неизвестны. Однако все эти жертвы не были напрасны. Кавалеристы, лыжники, танкисты и партизаны в этих трагических боях нанесли врагу ощутимый урон.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ НАШИМ ЗЕМЛЯКАМ ПОГИБШИМ И ПРОПАВШИМ БЕЗ ВЕСТИ В ХОДЕ «СЕВСКОГО РЕЙДА»


Всего комментариев: 1
avatar
1
Спасибо за рассказ о подвиге наших земляков! Вечная им память и уважение!
avatar